Владимирская общественная организация
Телефон 8 (4922) 32-54-93 8 (4922) 32-71-13
Email vooo@voi.elcom.ru

Ветер Афганистана

В этом году исполняется тридцать лет, как советские войска покинули территорию Афганистана. Их вывод  начался 15 мая 1988 года и закончился 15 февраля 1989-го.  Генерал-лейтенант Борис Громов, командующий 40-й армией, последним пересёк границу, разделяющую СССР и ДРА. «За мной ни одного солдата, офицера, прапорщика нет. На этом наше девятилетнее пребывание там завершилось. Я хочу сказать ещё, что нашим солдатам, которые прошли эти девять лет, надо памятники ставить», - эти слова Бориса Громова, сказанные на мосту через реку Амударья, врезались в память.

Евгений Владимирович Потахин – один из тех, о ком говорил Громов. Службу в Афганистане проходил с 1986 по 1988 годы. Служил честно, доблестно, достойно. Вспоминает боевых товарищей, ранения, горы и пустыни, да ещё сильный, порывистый ветер, подымающий пыль и песок, именуемый «афганец».


ЧТОБЫ НЕ СОЧЛИ ТРУСОМ

Евгений родился в посёлке Передел Судогодского района в дружной многодетной семье. В армию был призван в 19 лет. К этому времени успел окончить восемь классов, поработать в Андреевском леспромхозе, в совхозе «Восход» и на заводе «Красный химик» водителем. По направлению от военкомата прошёл обучение и получил водительские права категории «В и С» - это очень пригодилось в жизни.

Из Владимира вместе с Евгением отправлялись 150 новобранцев: 20 отобрали  в Афганистан. Учебку проходили в  г. Кировабаде в Азербайджанской ССР в десантно-штурмовом батальоне. Открытый, добродушный парень приглянулся командиру полка, и тот решил взять его своим водителем.  Потахину пришлось написать три рапорта с просьбой послать его в Афганистан,  чтобы сослуживцы, с которыми сдружился, не подумали, что он трус. В конце концов, командир рапорт подписал, сказав: «Езжай в свой Афганистан».

В Кандагар прибыл зимой 1986-го. Днём температура доходила до 30 градусов, ночью опускалась до минусовой отметки. Жили в палатках по 20-25 человек. Обогревались буржуйкой. Летом жара стояла градусов 60, а ночью всего 25 – казалось, очень холодно.

- Когда только приехали, даже было интересно: пули валяются, гранаты - всё боевое. А потом как начали обстреливать, стало не по себе, но ничего, привыкли, - вспоминает Евгений. - Недели по две жили в лагере, а потом отправлялись на задания - «на войну» -  на несколько дней, а иногда на месяц, на полтора. Меня назначили водителем автомобиля ГАЗ-66. Все два года возил миномёт, именуемый  «Васильком». Боевой расчёт состоял из четырёх человек: наводчик, заряжающий, снарядный, подносчик. Уходили на задания в горы, в пустыни. Прикрывали наши караваны. «Духи» часто обстреливали колонны с гор. Шальные пули летали постоянно. Миномёт снимали с машины, подносили снаряды, заряжали и открывали огонь.

За два года у Потахина было 28 выходов на войну и два ранения. Второе оставило след на всю жизнь. Его можно было избежать, но тогда это была бы другая судьба – не Евгения Потахина.

«ЖИВЫЕ ПОМОЩИ»

Первое осколочное ранение в живот получил спустя год службы. Оно было небольшим, но сильно повредил позвоночник - взрывной волной отбросило на скалы. Лежал в госпитале, а потом дали отпуск. Целый месяц провёл дома! Мог остаться дослуживать в Ташкенте, но снова попросился в Афганистан, к боевым товарищам в Кандагар, в 70-ю бригаду. Когда оставалось несколько дней до демобилизации, командир полка обратился к опытным солдатам с просьбой выполнить ещё одно задание, решив молодых  туда не посылать – слишком опасно. Из 30 дембелей вышли из строя двадцать человек, среди них был и Евгений.

Две машины в этом походе подорвались на минах. Одна из них ГАЗ-66 Потахина. В кузове, кроме миномёта, был полный боекомплект: в ящиках лежали 280 мин.

- Если бы хоть одна сдетонировала, меня бы вообще не нашли, - вспоминает ветеран. И продолжает: - Мама, когда провожала в армию, вшила мне в портмоне листочек с молитвой «Живые помощи». Наверное, она меня и спасла. Подорвался 27 октября 1987 года. Если бы не пошёл на задание,  ноябрьские праздники отмечал бы дома здоровым и невредимым. Было обидно, да видно, это судьба…

В кабине я находился один. Три человека сидели на тенте кузова. Солдат разбросало по сторонам, а меня зажало в машине, контузило. Кабину откинуло, колесо оторвало. Мина итальянская - радиоуправляемая. Танк проехал первым, сапёры прошли, ничего не обнаружили – видать, с гор нажали. Мне кричали: «Давай, машина горит, вылезай», а я не мог - был в шоке.

Евгений не помнит, как его извлекали из кабины, как стрелял из автомата уже раненый, лёжа на земле. Помнит только, как кололи обезболивающее.  Водитель второй подорвавшейся машины - Евгений Баранов – тёзка, родом из Волгограда. Вместе лежали окровавленные под капельницами в боевой машине пехоты до прилёта вертолёта. Всю ночь мучились - боль была нереальная.  Вертушка прилетела утром, через 17 часов после взрыва. Отправили в Кандагар, а потом в госпиталь в Кабул. Осколочное ранение в пятку. Операция шла 12 часов, ногу собирали по косточкам советские врачи.  Поставили аппарат Илизарова.

- Железяку эту я носил месяцев шесть, - вспоминает Евгений. - Из Кабула переправили в Фергану, а оттуда, на летающем госпитале ИЛ-76, - в Ленинградскую военно-медицинскую академию. А потом была длительная  реабилитация в санатории в Саки (Крым) и в госпитале в Подольске - оттуда уже летом приехал домой. Родителям о случившемся не сообщал, писал лишь, что задерживаюсь. Часто думал о них, переживал. Вспоминал о том, как ходил в лес за ягодами и грибами, бегал на здоровых ногах. Сердце сжималось, но понимал: кому-то ещё тяжелее – вместе со мной лежал парень без обеих ног. Через полгода после возвращения домой сделали ещё одну операцию, стало чуть легче, а то вообще ходить не мог, только на костылях.

РОДИНУ НЕ ПОСРАМИЛИ

Евгений награждён медалью «За боевые заслуги», получил её через полтора года службы. Родителям три раза приходили благодарственные письма из армии. 

День возвращения помнит очень хорошо. Передвигаться с палочкой было тяжело, поэтому, приехав во Владимир на электричке, взял такси до Передела. Когда въехал в посёлок, его увидели друзья и бежали за машиной вплоть до дома. Вышли встречать героя  всем миром – земляки, родственники. Все очень радовались, обнимались. Говорили: «С войны пришёл». Даже таксист не уезжал, смотрел, как все ликуют.

- Первое время, рассказывала мама, как гроза начиналась, кричал во сне, «воевал» с душманами. У меня отличные родители: воспитали троих детей. Я старший, есть две сестры. Мама очень добрая женщина – Валентина Ивановна Потахина,  отец - Владимир Иванович, ветеран труда, два года, как его не стало. Они трудяги, очень добрые и порядочные, учили нас любить Родину, уважать людей, никому не делать зла. Мама из многодетной семьи - первая из одиннадцати детей, - поделился Евгений.

Вспоминая, как ждала сына, Валентина Ивановна рассказала:

- Я работала почтальоном, разносила письма и всё время ждала их от сына. Он писал, а они не доходили. Узнала, что служит в Афганистане, а потом и о том, что тяжело ранен, лежит в госпитале, случайно, от его друзей. Сразу поехали с мужем к нему - в медицинскую академию в Ленинград. Увидела - обмерла: высокий, худющий и весь седой. Но, главное - живой!

Евгений поддерживает связь с однополчанами. Приезжают друзья из Ленинграда,  Волгограда. Первое время встречались каждое лето. Евгений Баранов в г. Волжске (Волгоградская область) создал вокально-инструментальный ансамбль «Южный ветер»,  является его художественным руководителем, пишет музыку. В группе играют афганцы и участники других локальных войн, поют песни собственного сочинения. Коллектив - постоянный участник фестиваля военно-патриотической песни «Память из пламени», проводимого ежегодно в г. Радужном. Там и  встречаются однополчане, вспоминают годы службы, боевые ранения.

Евгений после армии женился. Сыну сейчас 26 лет. Окончил заочно Муромцевский лесотехнический техникум, отслужил в армии. Работает успешно на «Покоме», его фотография - на Доске почёта. Отец им гордится.

О своей жизни на «гражданке»  Потахин рассказывает кратко:

- В 1990-м году устроился водителем в администрацию, так там и работаю уже 29 лет. Еду в гараж за машиной на велосипеде – нога болит до сих пор, ходить далеко не могу. Была вторая группа инвалидности, а потом дали третью бессрочную. Мне как афганцу помогли приобрести квартиру, предоставили машину «Запорожец» - служила мне она 14 лет, потом «Оку» - на ней проездил десять лет. Сейчас надо бы новую машину - она мне нужна, как хлеб, но теперь  льготы отменили, ничего не дают. Раньше  привозили даже партии обуви специальной, помогали продуктами. Комитет комсомола телевизор мне приобрёл.

Я бы мог горы свернуть, если бы был здоровым. Но что было, то было. В Афганистан служить рвался сам – переполняло чувство патриотизма и боевого братства, это не пустые слова. Нас местные жители уважительно называли шурави, признавая отвагу и храбрость советских воинов. Мы не посрамили честь советского солдата, память героев Великой Отечественной, честно защищали рубежи  Родины.

Людмила КУДРЯВЦЕВА.

Фото из семейного архива ПОТАХИНЫХ.

25.02.2019 14:52

Последние новости

Другие новости...

Газета "Сочувствие"

  • Выпуск газеты "Сочувствие" за Март 2020

    Выпуск газеты "Сочувствие" за Март 2020

    Скачать
  • Выпуск газеты "Сочувствие" за Апрель 2020

    Выпуск газеты "Сочувствие" за Апрель 2020

    Скачать
  • Выпуск газеты "Сочувствие" за Май 2020

    Выпуск газеты "Сочувствие" за Май 2020

    Скачать